Мировой кинематограф перешёл очередной рубикон. Впервые в кинокартине будет использована компьютерная версия реального актёра. Экспериментально восставшим из мертвых станет Брюс Ли, погибший в 1973 году. Ранее подобным процедурам подвергались Мэрелин Монро и Джон Вэйн, но тогда речь шла лишь о коротких эпизодах в рекламных роликах. Возьмись за киноопыты с культовым актёром европейцы или американцы, восточный мир, вероятно, возмутился бы. Но за виртуальную эксгумацию взялся южнокорейский продюсер и страстный поклонник Ли Чул Шин. Шин продолжил легендарную серию о пути Дракона, дав фильму рабочее название "Воин дракона". В фильме будут использованы новейшие достижения в области компьютерной графики и анимации. Сейчас кропотливые корейцы трудятся над проблемой реалистичного изображения жидкостей воды, крови, пота на коже виртуального Брюса Ли. Для создания изображения волос будет использоваться графическая программа Shag-Fur, предназначенная для создания ворсистых поверхностей путём добавления сплайнов. В качестве ауди-дублера будет приглашен имитатор. Задача с ауди-мимикрией облегчается тем, что Брюс Ли, в отличие от Джеки Чана, говорил мало, предпочитая азиатским афоризмам фирменные подсечки. Для выстраивания боевой пластики и хореографии боя к съёмкам привлекают несколько сотен мастеров боевых искусств, представляющих различные боевые школы. Задача Шина отобрать тех, кто использует "брюс-лиевские" захваты. После съёмок их изображение будет оцифровано и совмещено с матричным Ли. В фильме будут задействованы реальные актеры и использованы натуральные ландшафты и пейзажи. Перед съёмками продюсеру пришлось решать довольно серьёзную этическую проблему: родственники Брюса Ли отказывались давать согласие на использование образа. После долгих переговоров Линда Ли Колдвел и её дочь Шэнон Ли всё-таки дали "добро" на начало съемок. Бюджет картины составляет $50 миллионов, а в прокате она ожидается в 2004 году. На сегодняшний день компьютерная анимация представляет собой настолько развитую отрасль hi-tech, что главная проблема, стоящая перед ней это дефицит новых идей, новых образов, сюжетов и стилей. Вряд ли новый фильм перевернёт представления о технических возможностях кино, но кино-реанимация означает, что у современных актёров появились серьёзные конкуренты в лице оцифрованных целлулоидных персонажей. И всё-таки, блестящее будущее ждёт эту технологию не в кинотеатре, а в школе. Вероятно, со временем, можно будет заменить учебник истории со стёршимися картинками на увлекательный сериал с участием реальных персонажей.