В него войдут самые изысканные ароматы, начиная от паров великолепных вин и заканчивая незабываемым запахом кошачьей мочи. Ричард Гавел, автор коллекции, специалист по запахам, работающий в Аделаиде (Австралия). Его компания обладает авторскими правами на более чем 200 рецептов. В портфолио компании разработка ароматов для Национального Винодельческого Центра. В "винную коллекцию" вошли ароматы Шардоне, Рислинга, Каберне, а также вин, которые уже не производятся. Сейчас Гавел выполняет заказ музея овцеводства, который поручил ему разработку запаха овечьей мочи и сырой овчины для готовящейся интерактивной экспозиции. В интервью австралийской газете The Sydney Morning Herald ученый сказал, что его работа заключается в умелом смешивании и варьировании простых запахов: "Я смешиваю икс с игреком и получаю зет". Для разработки одного рецепта Гавелу требуется приблизительно 50 попыток. В поисках уникального сочетания компонентов исследователь пришел к выводу, что каждый аромат имеет в своей основе какой-то один, основополагающий и доминирующий элемент. Гавел обнаружил, что уникальный запах овечьей мочи вызван химическим пиридином, который является продуктом перегонки необезжиренных костей. Самый дорогостоящий запах обошелся Гавелу в 2,5 тысячи долларов. Это была эссенция кошачьей мочи, и её бесценные компоненты держатся в секрете. Кроме того, это один из наиболее сложных для имитации запахов. Заказчиком выступила корпорация, производящая кошачьи туалеты, которой был необходим экземпляр для проверки качества своего изделия. Добыть мочу менее экзотичным способом деликатные австралийцы не решились. Между тем, в нашей стране к проблеме консервации запахов обратились еще в конце 60-х. Тогда инициаторами исследований, естественно, стали криминалисты, так как собственно парфюмерный бизнес к тому времени перестал быть не то что приоритетной, но и просто отраслью народного хозяйства. Направление исследований получило романтичное название "криминалистическая одорология" (одор по-французски "запах"). Одорология разрабатывала способы, позволяющие консервировать запахи с места преступления и хранить их несколько лет на случай "необходимости идентификации запаха с использованием обученных собак" (цитата из учебника криминалистики). Со временем советские пинкертоны все-таки научились "запаковывать" запахи в пробирки и банки, но к практике составления рецептов не обращались. Помнится, персонаж нашумевшего романа Патрика Зюскинда "Парфюмер" тоже мучался проблемой выделения из предметов запахов и их сохранения. Литературный рецепт человеческого пота включал в себя, среди прочих, не менее изысканных ингредиентов, кусочек старого сыра и не дающую покоя "одорологам" кошачью мочу. Судя по успеху романа и количеству заказов Гавела, человечество только начинает принюхиваться к окружающему миру, и исследования в этой области будут востребованы не только среди виноделов и парфюмеров, на что нюхач-австралиец, возглавляющий компанию Recognize (опознавание, одобрение), и надеется.